Андрей Литвинов: «С детства мечтал играть за родную команду»


Интервью с вратарем «Металлурга».

Андрей Литвинов: «С детства мечтал играть за родную команду»

Материал был опубликован в «Хоккейном Новокузнецке» от 27 ноября 2017 года.

***

В прошедшей выездной серии все матчи в составе «Металлурга» в воротах отыграл Андрей Литвинов, воспитанник новокузнецкого хоккея, который перед началом этого сезона вернулся в родную команду из системы «Салавата Юлаева». Наши болельщики уже успели по достоинству оценить игру голкипера и в интернете после каждого матча с участием Андрея можно увидеть большое число комментариев с положительными оценками действий Литвинова на льду. Сейчас 24-летний вратарь занимает в Высшей лиге 9 место по проценту отраженных бросков, а по статистическим показателям Андрей уже обошел опытнейшего Ивана Касутина, который сейчас, к сожалению, не может принимать участие в играх из-за травмы.

— Андрей, насколько тяжело было провести четыре матча подряд на выезде, учитывая то, что вторую половину поездки пришлось играть против лидеров чемпионата?

— Наоборот, мне нравится играть все игры. В плане «физики» все нормально — успевал восстановиться от матча к матчу, не сказал бы, что устал. Силы есть еще. Я понимаю, что тренеры делают ставку на Ваню Касутина, и пока он восстанавливается, у меня есть возможность проявить себя. Воспользоваться таким шансом. Конечно, мы делаем одно дело и важно, чтобы команда побеждала с любым вратарем.

— Когда-нибудь приходилось попадать в ситуацию, когда конкуренцию с другими вратарями нельзя было назвать «здоровой»?

— Была ситуация. Не скажу, где и с кем, но тот вратарь, который не играл, не очень хорошо воспринимал то, что в рамку чаще ставили меня. Мы с ним лично не общались, но я знаю, что он говорил, мол, Литвинову часто везет, ему в пустые не забивают, и так далее. Но я не обращал на это внимание.

— В прошлом сезоне ты довольно часто оказывался в расположении «Салавата Юлаева». Как много времени ты провел с первой командой и как получилось, что тебе так и не дали шанса сыграть в КХЛ за Уфу?

— Все поездки в сезоне, кроме плей-офф, я провел с «Салаватом». Третьим вратарем. И три раза меня «переодевали» на игры — один раз, кстати, в Новокузнецке, когда играл Гаврилов и мы выиграли 3:0.

— Гаврилов, кстати, в прошлом сезоне провел 25 матчей за Уфу, а сейчас о нем ничего не слышно. Ты думал о том, почему ему дают шанс, а тебе — нет, хотя вряд ли можно сказать, что он сильнее тебя?

— Он закончил сезон на шестом месте по проценту бросков… Я прошел всю предсезонку с Уфой, не сыграл ни одной игры и уже тогда понял — шанса и не будет. Шли товарищеские игры, турнир, я спрашивал у тренера вратарей, буду ли играть, он говорил: «Пока нет». Захаркин, думаю, как-то сильно и не рассчитывал на меня.

— Насколько тяжело морально было ехать в каждую поездку и знать, что ты едешь просто потренироваться?

— Тяжело. Игр много, а тренировок как раз не так много. После выездных серий «Салавата Юлаева» я обычно ехал в «Торос», играл там, старался держать себя в тонусе — но первая игра всегда тяжело давалась. И в эмоциональном плане, и в плане «физики». Играешь четыре игры в Высшей лиге, потом опять выпадаешь на неделю, если не больше.

— Как вообще твой переход в Уфу состоялся?

— Был конец сезона в Воронеже, нам сказали, что на следующий год спонсора не будет, что всех отпустят, у кого будут предложения. Когда позвонил агент и сказал, что есть вариант с Уфой — я даже сильно и не поверил. Но в итоге подписал двусторонний контракт.

— Твоя карьера в ВХЛ начиналась с «Ариады», бывшей в то время еще фарм-клубом «Металлурга».

— Когда я там был, команда была очень хорошая. Был хороший тренер. Вспоминаю то время с радостью, играли хорошо, много выигрывали. Взяли бронзу. Город, конечно, не очень, но это не имело большого значения.

— Неожиданным стал ход руководства «Металлурга» отправить в фарм-клуб Марко Анттилу, который сейчас играет в КХЛ за «Йокерит». Финн, наверное, был в некотором шоке от контраста даже с Новокузнецком?

— У нас в команде на английском никто не разговаривал, так что ему было трудно. Хотя он приехал туда с женой, так что, по крайней мере, был не один. Там на втором и третьем этажах здания стадиона — гостиница. Очень убитая. Вот он там жил.

— За все то время, что ты провел в Высшей лиге, были какие-то контакты с «Металлургом»?

— Нет. Вообще никаких.

— Как получилось, что ты уехал из системы новокузнецкого клуба?

— Я два сезона провел в «Ариаде», переподписал контракт с Новокузнецком еще на два года, прошел медобследование, и мне после этого сообщили, что хотят разорвать со мной контракт. Так я поехал в Липецк.

— Какие-то слова или объяснения были?

— Нет, ничего не объясняли. Обид никаких нет, кто знает, как бы все сложилось, если бы я остался в «Металлурге». А так поездил по стране, поиграл. В принципе, доволен, что все так сложилось.

— В «Кузнецких Медведях» ты тоже играл не так много, почему?

— Было много хороших вратарей в обойме: Сорокин, Кареев, Подъяпольский. Я в эту обойму не попал. Но раз не ставили, значит другие были сильнее на тот момент.

— Какая первая мысль была, когда узнал о том, что есть вариант вернуться в Новокузнецк?

— Мне агент позвонил ночью, я даже ничего не понял сначала. Переговорили утром, я сказал: «Почему бы и нет?». Тем более, я с детства мечтал играть за родную команду, вот мечта сбылась.

— У тебя даже есть персональные болельщики — несколько раз на видеокубе во время домашних матчей крупным планом показывали женщину с плакатом со словами в твою поддержку. Случайно не мама?

— Нет, я, на самом деле, даже не знаю, кто это! А мои родители не ходят на стадион. Смотрят трансляции. Привыкли, когда я еще играл в других клубах, и теперь так и делают. Один раз, правда, пришли, когда мы играли с «Ермаком». Но, говорят, любой бросок кажется намного опасней, когда смотришь игру с трибуны. Эфир спокойней смотреть (улыбается). Трансляции, кстати, стали намного лучше. Раньше бывало проблематично разобрать, что вообще происходит. Сейчас везде по несколько камер, хороший свет на аренах. Не на всех, правда, но в целом по лиге улучшения есть.

— В «Металлурге» действительно условия для игроков на уровне КХЛ?

— Я шестой сезон в Высшей лиге и таких условий, как в Новокузнецке, нигде не видел. Все примерно, как в «Салавате Юлаеве» в прошлом сезоне. Я рад, что, в первую очередь, нет долгих переездов на автобусах или поездах. Все самолетами. Хорошие гостиницы. Очень качественное питание. В других клубах бывало, что жили в гостинице, а кушали в каких-то кафе. Доктор ездил на игры с таблетками от головы и от живота. И все. А в «Металлурге» иногда даже не чувствуешь, что находишься в поездке, настолько все продумано.

— Для более скромных по условиям команд Новокузнецк хороший раздражитель?

— Да, любому сопернику хочется обыграть клуб, который девять сезонов был в КХЛ. Когда я играл в «Ариаде», мы были командой, как многие говорили, непонятно кто, непонятно откуда, у нас в раздевалке перед игрой стояли только кофе и печеньки, никаких витаминов, спортивного питания — а мы много выигрывали. Но условия в «Металлурге» — это наоборот очень хороший стимул хорошо играть за команду.

— Но, тем не менее, первый круг сложился не так хорошо, как хотелось бы…

— Это не наше место в таблице. Вроде бы в начале сезона хорошо сыграли дома, а первая поездка вообще не сложилась. С другой стороны, отрыв от зоны плей-офф — всего три очка. Еще впереди целый круг, будем наверстывать. Время есть. Осталось только выигрывать.

— Как тебе работается с тренером вратарей Игорем Карпенко? Что нового для тебя?

— Это хорошо, что у нас есть тренер вратарей. Каждую тренировку выходим на лед пораньше, работаем и над техникой, и над тактикой. После каждой серии игр смотрим видео, анализируем вместе. Игорь Васильевич подсказывает, может и похвалить, и поругать. Да и просто поговорить на вратарские темы с опытным человеком — это интересно. В командах, где я играл, чаще не было тренера вратарей. Но у главного тренера и ассистентов много своих задач, поэтому в современном хоккее тренер вратарей необходим.

— Ты суеверный вратарь?

— 50 на 50. Если в день игры передо мной пробежит черная кошка, или шнурок порвется — я не буду обращать на это внимание. Есть свои «загоны», но не думаю, что они серьезные.

— С какими-то совсем чудными коллегами сталкивался?

— Был в одной команде вратарь, который уши разминал. Руками растирал, мял. И разминку начинал минут за сорок до выхода на лед, когда надевал форму, уже весь мокрый был. Всегда думал, откуда у него силы еще и на игру берутся.

— Сведберг в «Салавате» каким тебе показался?

— Он может долго молчать, молчать, молчать, копить все в себе, а потом так взрывается, что лучше не подходить к нему. Но вообще спокойный и общительный.

— Многие заметили, что ты после сэйвов берешь шайбу в ловушку и как будто что-то ей говоришь…

— Да, что-то говорю (улыбается). Но не скажу, что.

— Давно такая привычка?

— С первого сезона ВХЛ. Тогда я еще думал, что ловлю шайбу чудом (улыбается).

— Стал сильнее и старше, но привычка все равно осталась?

— Уже просто некомфортно без этого. Разве что в двухсторонних играх этого не делаю.

— Как ты пришел в хоккей и стал вратарем?

— Легко и просто, на самом деле. Жил рядом со стадионом, увидел рекламу хоккея, сходил на матч. Понял, что никогда не видел столько людей в одном месте, атмосфера такая особенная была, а «Металлург» в тот день, по-моему, выиграл. У меня загорелись глаза, я пошел и записался. На одной из первых тренировок тренер спросил, кто хочет встать в ворота, кроме меня никто не захотел. Потом, когда стал чуть постарше, пару раз говорил с тренером после матчей, в которых пропускал по пять-шесть шайб. Мол, я хочу забивать. Он отвечал: «Ты мне нужен не как полевой игрок, а как вратарь». Просто возраст еще такой был, сегодня одно настроение, завтра — другое.

— В более старшем возрасте были хоть раз серьезные мысли закончить с хоккеем, когда что-то не получалось?

— Очень давно, но, конечно, были. Понимаешь, что если в ближайшие три-четыре года не проявишь себя, то ты уже нигде не заиграешь. А когда не получается, начинаешь думать, что вроде занимаешься хоккеем, но находишься по сути вне его. И не знаешь, куда пойдешь, если закончишь со спортом, потому что ничего больше и не умеешь. Я в один момент подумал: «Будь что будет!», и больше сильно не «загонялся». Если чересчур себя накрутить, к хорошему это тоже не приведет.

— Представлял, чем бы занимался в жизни, если бы не пришел в хоккейную секцию?

— Мне кажется, я был бы совсем другим человеком. Был бы толстый и курил. Тяжеловато представить (смеется). Я прошлым летом пришел к тренеру, попросил дать программу, чтобы скинуть пару килограммов. Он мне дал нагрузку на беговой дорожке, а после минут двадцати остановил ее и спросил: «Андрей, ты точно профессиональный спортсмен?» (смеется).

— А что это был за тренер?

— Инструктор в фитнесс-центре.

— То есть ты перед предсезонкой еще и самостоятельно готовился?

— Да. Начал в середине июня. Знал, что необходимо приходить в форму, что будут тесты. Самому было бы не очень приятно подходить к началу сборов не в форме. Еще я ездил в тренировочный лагерь к Ивану Касутину — не в первый раз уже, поэтому давно с ним знаком, кстати.

— Ты также выходил на лед с Сергеем Бобровским, участвовал в его мастер-классе. Что самое главное удалось перенять тогда?

— Было не так много времени, удалось узнать буквально два-три нюанса. Но я слежу за Бобровским в НХЛ, смотрю обзоры практически всех матчей. Его игра, конечно, впечатляет. Это что-то совсем другое.

— Сэйв пяткой в матче против «Детройта» при выходе 2 в 0 — как ты это объяснишь?

— Это не случайность. Он читал момент, играл по шайбе, думаю, догадывался, что будет передача. Сэйв красивый.

— Вспомнишь какое-нибудь невероятное спасение в своей карьере?

— Когда играешь, иногда даже не понимаешь, как и чем остановил бросок. Другие ощущения. Потом пересматриваешь, думаешь: «Да, ничего себе!». Если видишь, что шайба попала точно в карман ловушки, можно такое движение сделать (взмахивает рукой), поиграть на публику, но это совсем другое.

— С возрастом ты пересматриваешь свои взгляды на хоккей, относишься все более и более профессионально: готовишься к предсезонке, ездишь в тренировочные лагеря, вкладываешь в себя — в том числе и финансово. Как сказал в одном из интервью Бобровский: «Чем больше ты отдаешь, тем больше ты получаешь», согласен?

— Да, конечно. Взять те же вратарские сборы — вряд ли в Новокузнецке будет так много свободного льда, чтобы вратари могли отдельно работать от всей команды. А так я съездил в лагерь, потом поработал над «физикой» — и подошел к сборам уже в совсем другой форме. Я считаю, что профессионализм в деле важен еще и потому, что хоккей — это конкуренция, и молодые ребята становятся все лучше и лучше, поэтому нужно прогрессировать и не останавливаться.

Поделиться:
 
 
Похожие новости:
 
Комментарии: 3




Эксперт во всём
4 декабря / 21:49   #    / Ответить на это сообщение 0
Андрей молодчик. Нравится как играет. Видно, что выкладывается
Incognito
4 декабря / 22:21   #    / Ответить на это сообщение 0
Мне тоже симпатичен!!!
Фанат
5 декабря / 00:51   #    / Ответить на это сообщение 0
Забирут тебя Андрюха в калхозлигу, работай в том же ключе и все получиться. Ты красавчик!
Захар Койнов взял золото на первенстве России по настольному теннису (ПОДА)
Алексей Коршков: «В первой встрече больше повезло хозяевам, а во второй – нам»
«Ладья» (Тольятти) 1:2 «Кузнецкие Медведи» (Новокузнецк)
«Ладья» (Тольятти) 1:2 «Кузнецкие Медведи» (Новокузнецк)
«Ладья» (Тольятти) – «Кузнецкие Медведи» (Новокузнецк) [ВИДЕО-ПРЯМОЙ ЭФИР]
Андрей Литвинов: «С детства мечтал играть за родную команду»
Михаил Монахов – серебряный призер чемпионата Европы по киокусинкай-каратэ
Анатолий Хоменко не является клиентом Станислава Романова
У хоккейного клуба «Металлург» новый генеральный директор
В Новокузнецке стартовало первенство области по настольному теннису