Спортивное интернет-телевидение Новокузнецка
При поддержке благотвортельного фонда «Юмас» им. Ю. М. Асаилова
Разработка и дизайн

Воспоминания о хоккее. Николай Соловьев

Эта история не имеет прямого отношения к «Металлургу», это ностальгичное интервью Николая Соловьева о его игроцком прошлом, которое с Новокузнецком не связано. Но сам Соловьев - фигура, близкая каждому болельщику «Кузни», а потому предлагаем вам прочесть его воспоминания о хоккее.

Его тренерские успехи знают и ценят в Москве, Новокузнецке, Нижнекамске, других городах. Но оказалось, что любители спорта помнят не только Соловьева-тренера, но и Соловьева-игрока. Подтверждением чему стали результаты голосования по выбору кандидатуры того, чей игровой номер взовьется над ледовой ареной Ижевска. Более чем в два раза экс-главком «Кузни» обошел своего маститого конкурента – действующего рулевого «Торпедо» Мисхата Фахрутдинова. 

Болельщики любили высокого, слегка сутуловатого форварда за его мастерскую обводку и нацеленность на ворота. Ему доводилось играть и крайнего, и центрального нападающего, а порой – даже защитника. Но на какой бы позиции ни оказывался, всегда его игра вызывала восторг. В Москве зритель шел на хоккей «на Мальцева», в Риге – «на Балдериса», в Горьком – «на Чистовского», а ижевские трибуны собирались, чтобы увидеть Соловьева, его слаломные проходы через всю площадку и, конечно, голы, на которые он был большой мастак! 

Хулиганистый мальчишка с рабочей окраины города-завода, думал ли он в своем послевоенном детстве, что однажды под яркий свет прожекторов выведет на лед команду, представляющую этот самый завод и этот самый город; а на груди у него алым цветом будет гореть капитанская нашивка. 

- Николай Дмитриевич, каким вспоминается детство? 
- В памяти осталось ощущение единства, взаимовыручки, настоящего добрососедства. Жили мы на отшибе, в бараке. Как говорится, в тесноте, но очень дружно. Вместе делили и радости, и беды. В праздники во двор выносились столы, каждый нес на них, что мог, и всем миром отмечали события и юбилеи. С мальчишками, конечно, озоровали, хулиганили. А как иначе? Незабытые имена. Николай СоловьевРодители на работе, за нами присматривать некому. Так что детство – это улица, улица и улица. 

А потом наша семья переехала в другой район. Прямо за окнами оказался каток Механического института, где студенты-энтузиасты заливали лед. Вот здесь-то я впервые увидел шайбу. И с этой поры моя жизнь превратилась в коньки, клюшку и стадион. Как сказал в одном интервью Сергей Николаев: «По нам тюрьма плакала, а мы в хоккей начали играть». В полной мере эти слова можно отнести и ко мне. 

- Каковы были ваши успехи в спорте в детском возрасте? 
- Команда «Италмас», где я начинал заниматься, выиграла зональный турнир «Золотой шайбы» и поехала в Москву для участия в финале. Здесь собрались лучшие ребята со всей страны, но мы в упорных сражениях смогли пробиться в первую десятку. После я попал в детскую школу «Зенит», а в 17 лет получил приглашение в клуб «Металлист», лучшую команду Первенства Удмуртии. 

- Долог ли был ваш путь к хоккейным вершинам? 
- Сложно сказать, долго ли коротко ли. Точно знаю, в целом, своей карьерой я доволен. Конечно, были ошибки, поспешные непродуманные решения. А у кого их не бывает? Но я благодарен тренерам, с которыми довелось поработать; в первую очередь, за их мудрость и понимание. 

В глазовском «Прогрессе» посчастливилось брать уроки мастерства у Александра Никифоровича Новокрещенова, первого специалиста, приводившего московский «Спартак» к «золоту» Союза. О летней подготовке Николая Константиновича Голубева складывались легенды; я провел под его началом годы армейской службы в хабаровском СКА. При воспоминании о «предсезонке» на песчаной косе близ Амурского утеса до сих пор дрожь, ведь физические нагрузки были – сегодняшним игрокам и не снятся. Однако такая подготовка нам здорово помогала. Ребята из других команд, помнится, признавались: вы, мол, если не переиграете нас, то перебегаете-перетолкаете. В «Спартаке» довелось пройти школу Николая Ивановича Карпова. 

- Как вы попали из второй лиги в состав московского гранда? Для «Спартака» первая половина 70-х – период расцвета. 
- В СССР, можно сказать, «главным селекционером» был Борис Моисеевич Шагас, собравший для Виктора Тихонова из разных уголков страны Касатонова, Ларионова, Макарова, Каменского, Хомутова, Федорова. А до того, как стал работать на ЦСКА, он сотрудничал со «Спартаком». Вот Шагас-то и порекомендовал меня наставнику красно-белых Карпову. Тогда старшие по рангу имели право забирать на месяц игроков из младших лиг. Как называлось: «на стажировку». Мой дебют в сильнейшей лиге Старого Света состоялся в присутствии 11 тысяч зрителей 22 января 1975 года в игре против саратовского «Кристалла». Вышел в центре с молодыми Димой Фединым и Валерой Брагиным по краям. Но так получилось, что как раз перед этим вызовом я сильно переболел, перенес осложнения и проявить себя должным образом в Москве не сумел, не оправдал надежд. Однако общение и совместные тренировки с такими мастерами как ВячеславНезабытые имена. Николай СоловьевСтаршинов, Александр Якушев, Виктор Шалимов, Владимир Шадрин, конечно же, стали для меня хорошей наукой. 

- Возвратившись в родной город, вы с «Ижсталью» стали в том сезоне триумфатором второй лиги и Чемпионом РСФСР. А за 4 следующих чемпионата металлурги решили задачу по выходу в элиту отечественного спорта. Что стало залогом столь стремительного продвижения? 
- В постоянно растущих достижениях ижевского хоккея, который в годы моей молодости неуклонно двигался вперед и вверх, решающая заслуга принадлежит тому вниманию, которое развитию этого спорта уделялось со стороны руководства Удмуртии, города и завода. В принципе, эту ситуацию легко можно спроецировать и на масштаб страны. Известно ведь, что тогдашний глава государства был страстным болельщиком «шайбы», а знаменитая «Красная машина» крушила в ту пору всех подряд, вплоть до родоначальников. Потом, как помните, были десятилетия ставших привычными провалов с редкими эпизодами успехов. А сегодня, когда президент страны сам подает пример любви к хоккею, российская сборная вновь способна биться за пальму первенства на любых состязаниях. Наш вид спорта развивается там, где у первых лиц региона есть понимание: хоккей – это не просто ледовая забава. Это подростки, оторванные от гиподинамии или пагубного влияния подворотни. Это взрослые, идущие не в табачную лавку, а на стадион. Поэтому приятно было прочесть в прессе слова премьер-министра Удмуртии Виктора Савельева о том, что «Ижсталь» должна выступать в КХЛ. Здорово, что республику возглавляют такие неравнодушные к спорту люди, которые осознают, что успешная игра команды мастеров – это приток детей в секции и кружки, это здоровье будущих поколений и социальное спокойствие в регионе. 

Теперь важно, чтобы дело не расходилось со словом. Традиции, болельщики, школа – все это в Ижевске есть; нужен новый, отвечающий современным требованиям спорткомплекс. Негоже нам отставать от соседних Татарстана и Башкирии. Но я не сказал еще об одном факторе, позволявшем команде, в которой я провел большую часть игроцкой карьеры, ставить и решать турнирные задачи. Это грамотный и очень удачный подбор тренерских кадров. У руля «Ижстали» стояли талантливые специалисты. Евгений Адольфович Флейшер – человек, многое открывший мне в хоккее. Максималист. Приехав из столицы в провинциальный Ижевск, он сказал: «Через 10 лет «Ижсталь» будет играть в Высшей лиге». Никто не верил, а его слова оказались пророческими. Пройдя путь через все лиги – класс «Б», вторую, первую – ровно через 10 лет «Сталевары» вышли в когорту сильнейших. А я был капитаном той команды. 

Ставшему преемником Флейшера Владимиру Андреевичу Голеву удалось собрать интересный играющий коллектив, представлявший собой сплав мастеровитого опыта и перспективной молодости. Эстафету у Голева подхватил Игорь Ефимович Дмитриев, выдающаяся личность, фигура, не нуждающаяся в представлениях. Затем у руля команды встал отличный организатор и тоже очень сильный тренер Роберт Дмитриевич Черенков. 

Вспоминая этих наставников, мне радостно отмечать нынешние успехи «Ижстали». Кому-то они, наверное, кажутся неожиданными, но только не мне. Я вижу, что большая заслуга в них принадлежит Андрею Разину, который пришел и воплотил все то, что делал в бытность игроком. 

- Закончив играть, вы сами ступили на тренерскую стезю. Других вариантов для себя не рассматривали? 
- Нет. Чувствовал склонность и стремление именно к этому. Еще когда играл, тренировал детскую команду «Золотой шайбы». Когда начали сказываться возраст и старые травмы, поехал из Череповца, где играл в Первой лиге, в родной город и Незабытые имена. Николай Соловьевустроился работать в детскую спортивную школу. Здесь взял мальчишек 1971 года рождения. Ребятам шел тринадцатый год, но у них уже сменилось три тренера, и об этой группе говорили: «Потерянный год». 

- Кто-то из них сумел дорасти до команды мастеров?
- Десять человек. Андрей Федотов защищал честь московских «Крыльев Советов» и «Спартака». Саша Смагин много лет был ведущим форвардом пермского «Молота» и «Ижстали», потом работал в ВХЛ, в «Зауралье». Выше всех, наверное, сумел подняться Алик Лещев; привлекался в сборную, входит в клуб «100 бомбардиров отечественного хоккея». 

- С командами мастеров вам довелось работать не только в элитной лиге, но и в младших дивизионах. Была ли там своя специфика? 
- Тренерский хлебушек, он везде нелегок. В каком бы эшелоне ни работал, спрос везде один: есть результат – ты на коне, нет результата – значит, будь добр, освободи свое место. Но могу сказать, что практически с каждой из команд мне удавалось решить задачу повышения в классе. Еще тренером-дебютантом вернул в Высшую лигу СССР родную «Ижсталь». Выход Новочебоксарска в Первую лигу на закате советской власти – небывалый успех для города с населением 100 тысяч человек. Нижнекамск при мне ворвался в МХЛ. Липецк, Электросталь, московский «Спартак», «Югра» – все поднимались рангом выше. 

Однако тут важно отметить, что никакой тренер, будь он хоть семи пядей во лбу, ничего не сумеет в одиночку. Необходима сплоченная команда единомышленников. Начиная от президента клуба и его владельцев, до самого молодого юниора. Игроки должны верить тренеру, а тренер - доверять игрокам. Везде, где работал, старался, чтобы в составе появлялось больше местных воспитанников; это привлечет на трибуны зрителей, а на глазах у друзей и родных спортсмен не может играть вполноги. 

Запомнились слова сэра Алекса Фергюсона, прочитанные в его книге. Футбольный наставник выделяет там 5 факторов, необходимых для достижения клубом результата. Первое – это подбор мастеров под тренерскую концепцию; второе – материально-техническая база; третье – сплочение, общая цель, командный дух, горящие глаза; на четвертом месте – физическая подготовка; и на пятом – тактика. И, конечно, счастье для любого тренера, если у него в команде появляется такой хоккеист, как Ковальчук. Он совсем юным начинал у меня в Высшей лиге. Помимо огромного здоровья и таланта, который в него вложили родители и Господь Бог, у Ильи еще было неукротимое желание играть в хоккей. Он мог выходить по две смены подряд на протяжении трех периодов; и не просто выходить, а приносить результат. Безусловно, это очень яркая незаурядная личность. 

- Давайте немного отвлечемся от серьезных тем. Как проводили досуг хоккеисты 70-х? 
- Молодость, молодость… (улыбается). Что сейчас скрывать, по-всякому, конечно. Где-то правильно, где-то неправильно. Незабытые имена. Николай СоловьевИ веселились, и, случалось, режим, нарушали (смеется). Все было. 
Но дело еще в том, что это сейчас большие перерывы между окончанием чемпионата и новым подготовительным периодом. Если в плей-офф не попал, то до четырех месяцев доходит. А тогда ведь такого отдыха не было. Месяц, максимум, и все. Пока не обзавелся семьей – это одно: друзья, рыбалка и так далее. А когда женатый – это уже совсем другое: за короткое время отпуска хочется подольше побыть с детьми, съездить куда-то всей семьей. Месяц пролетел – снова начинаешь тяжелые интенсивные тренировки, подготовку к очередному сезону. Сборы, база, поездки. Психологически это непросто. Важен командный микроклимат, эмоциональный фон. Но мне везло, моими партнерами были не просто сильные мастера, но позитивные люди. К примеру, Олег Чукин. Мощный самоотверженный защитник, по виду настоящий громила, а при этом творческий человек. Именно он предложил в Ижевске создать эмблему клуба и сам же нарисовал ее. Как я недавно узнал, осенью среди любителей хоккея был проведен опрос на тему: «Эмблема какого клуба ВХЛ вам наиболее симпатична»? С заметным отрывом победил логотип «Ижстали», созданный уже более 35 лет назад. Раз он десятилетиями существует в неизменном виде и нравится людям, значит, Олег попал в точку. По-моему, это вообще единственный случай, когда символика спортивной команды родилась в ее недрах. Нужно хранить это творение. А Олега мы называли Жан-Клод Трамбле (улыбается). Как и канадский коллега по амплуа, он любил одеваться с иголочки. 

- Кто-то еще из одноклубников удивлял неожиданными талантами? 
- Коля Вакуров, чей сын работал в ХК «Сочи», писал стихи. Мисхат Фахрутдинов – мастер на все руки, постоянно копался в какой-то технике, в мотоциклах. А Шура Шмаков? Вот самородок, полностью подтверждающий пословицу о том, что мастерство нельзя растерять. Расскажу историю, которая случилась, когда этот голкипер уже не играл сезона 3-4, успел отсидеть год за решеткой и работал в гардеробе ресторана. В Ижевск на товарищескую встречу приехал московский «Спартак», а у нас, как назло, выбыли из строя все вратари. Что делать? Полные трибуны народу, матч не отменить. Кто-то вспомнил о Шмакове. Рванули на такси к нему в заведение, вытащили из-за стойки, привезли во дворец, быстро переодели и отправили в ворота. Главный тренер хватался за голову: «Авантюра!». Но как Шура в этот вечер отыграл… Просто сказка. А как его в перерывах в раздевалке приводили в чувство – отдельная песня (смеется). 

- О чем подумалось, когда выходили на лед для церемонии поднятия свитера с вашей фамилией? 
- Скрывать не буду, сердечко екнуло. Вся прожитые в спорте годы мгновенно пронеслись перед глазами. Глядел, как поднимается вверх мой девятый номер, и вспоминал своих учителей, партнеров, друзей, соратников. Многих, к сожалению, уже нет в живых. Смотрел и думал: «Вот и жизнь прошла. По крайней мере, большая ее часть – точно. Раз люди помнят, значит, она удалась. Значит, не зря жил, играл, работал». 
Незабытые имена. Николай Соловьев

Источник: пресс-служба ВХЛ

Комментарии: 1

Правила
Болельщик 08.02.2018 16:51:50
0

При нем в сезоне 2015-2016 играли отлично, при никаком составе и отсутствии стены на последнем рубеже. Зря Зиновьев его уволил.

Читайте далее